Меморандум Нетократической партии России

Меморандум партии был передан правительству РФ на встрече Д.А. Медведева с оппозицией 3 апреля 2012 года.

Президенту Российской Федерации.

Председателю Правительства Российской Федерации.

Меморандум НПР

Нетократическая партия России (НПР) является партией класса постиндустриальных производителей, выразителей его экономических и социальных интересов. В условиях идущей во всём мире постиндустриальной революции НПР стоит на позициях классового мира и сотрудничества со всеми конструктивными силами в целях поддержания социальной стабильности в России и обеспесения выживания России как государства в услвоиях разворачивающихся в мире революционных процессов.

НПР сознаёт, что поддержание социальной стабильности, классового мира и устойчивой государственности невозможно без осуществления социально-экономических реформ, которые позволят России пройти первый этап разворачивающейся социальной революции без революции политической. НПР исходит из того, что по ряду позиций интересы класса постиндустриальных производителей не являются антагонистическими в отношении паразитических классов России (бюрократии, бюджетников, компрадоров, владельцев и работников дотируемых производств) и могут быть удовлетворены путём реформ, устраивающих все классы общества.

В силу этого НПР вносит настоящим меморандумом Президенту и Правительству Российской Федерации предложения по проведению в России социальных реформ, способных резко улучшить положение как класса постиндустриальных производителей, так и паразитических классов, что сформирует социальную стабильность на весь первый период постиндустриальной революции и обеспечит политическую стабильность в России.

Предложения по наиболее неотложным реформам, позволяющим сохранить классовый мир и стабильность общества в РФ.

В этом разделе изложены меры, которые могут быть осуществлены Правительством без серьёзных противоречий с теми или иными силами, путём законодательных изменений.

1. Реформа системы регулирования бизнеса.

Существующая структура ведомственного контроля за функционированием бизнеса является базой существенной коррупции, которая ослабляет дееспособность легальных властей и является источником напряжённости в обществе. Эта коррупция не может быть устранена при сохранении этой системы контроля.

В связи с этим НПР предлагает законодательным путём ввести измненения в порядок надзора за деятельностью бизнеса, введя институт финансово ответственного контроля. Всякая деятельность, которая подлежит контролю (качество продукции, защита прав потребителя, пожарная и санитарная безопасность, строительство, горный и технический надзор и т.п.) должна подлежать страхованию. При этом страховщик должен осуществлять сертификацию указанных параметров деятельности и нести финансовую ответственность в случае реализации риска.

При такой организации дела, когда контролёр несёт в явной форме финансовую ответственность за свои разрешительные действия, будет гарантированно обеспечена безопасность и правильность ведения поднадзорного бизнеса, а также защищены интересы потербителя. Эта реформа освобождает бюджет от расходов на контрольную деятельность.

Данные меры нарушают коррупционные интересы некоторых слоёв бюрократического класса, а также грозят уменьшением числа бюджетно оплачиваемых «рабочих» мест. На компенсацию потерь этих слоёв предлагается направить те средства бюджета, которые высвободятся в результате данной реформы. Их предлагается направить на выплату выходных пособий, оплату раннего выхода на пенсию и бонусы, а также оплату получения квалификации лицам, которые лишатся работы в результате реализации предлагаемых мер. Таким образом, единственной существенной потерей указанных лиц окажется снижение социального статуса внутри класса паразитов: перход из категории бюджетных служащих в категорию лиц на пособии. Однако, это будет компенсировано их освобождением от затрат времени на службе, которое может быть направлено на реализацию личных инетересов (занятие производительной деятельностью, решение семейных проблем, карьерный поиск и т.п.).

2. Реформа права интеллектуальной собственности.

Существующая система прав на интеллектуальную собственность, предполагающая отчуждение собственности от личности автора и использование этих прав сторонними лицами в интересах эксплуатации пользователя и постиндустриального производителя, является неприемлемой и сегодня преодолевается обществом явочным путём. В данном случае юридическая форма права не соответствует сложившимся производственным отношениям. Это приводит к тому, что правообладатели (являющиеся таковыми исключительно в рамках данной юридической концепции и не признаваемые в качестве таковых обществом) используют в своих интересах механизмы государственного принуждения для сбора ренты путём внеэкономического принуждения.

Существование системы внеэкономического принуждения в интересах лиц, чьи привилегии не обоснованы в глазах общества никаким естественным правом, создаёт социальную напряжённость и подрывает легитимность самого инструмента, используемого для внеэкономического принуждения — государства. Таким образом, само существование этой архаической правовой модели является источником социальной напряжённости, благодаря быстрому росту конфликтности в этой сфере превращающейся в революционную ситуацию.

Для преодоления этой ситуации НПР предлагает осуществить реформу права интеллектуальной собственности в целях легализации сложившихся производственных отношений. Для этого предлагается ввести следующие меры:

  • неотчуждаемость права интеллектуальной собственности на интеллектуальный продукт;
  • обеспечение свободного и условно-бесплатного обращения интеллектуального (прежде всего дигитального) продукта (за исключением составляющих государственную тайну военно-технических решений);
  • формирование системы централизованного вознаграждения авторов в зависимости от общественной значимости их продукта из общественных фондов технологического развития, а также системы венчурного финансирования разработок с последующим обобществлением их обращения.

Такая система приведёт в соответствие юридические нормы, регулирующие обращение дигитального продукта с фактическим общественным характером собственности на него. Это снимет препятствия на пути технического и информационного развития в России. Кроме того, страны, вводящие указанные меры ранее других, оказываются в выигрышном положении, так как становятся привлекательными для современного высокотехнологического бизнеса. Если Россия окажется в числе лидеров введения указанного законодательства, это на многие годы приведёт к опережающему развитию высокотехнологических производств в стране.

3. Введение законного регулирования деятельности компании Майкрософт на российском рынке.

В настоящее время монопольное положение компании «Майкрософт» и её права собственности на программное обеспечение в Российской Федерации поддерживаются исключительно волей правительства РФ. 35% программного обеспечения, продаваемого этой компанией, изготовлено в России, 20% — в США, и 45% — в третьих странах. Таким образом, Правительство РФ признаёт право американской компании на эти объекты лишь на том основании, что головной офискомпании находится в США, а значит — права собственности регулируются законодательством США, а не естественным правом. Вне зависимости от того, чем порождена такая позиция — коррупцией или национальной изменой, она не является приемлемой.

Следствием этой произвольной и антирыночной позиции Правительства РФ является разгул нелегального обращения продукции компании «Майкрософт», в рамах которого в установившейся рыночной цене 90% получают коррумпированные правоохранительные органы и 10% — агенты нелегального рынка. Сама же компания «Майкрософт» осуществляет продажи на секторе в 2-3% общего спроса в РФ на указанную продукцию, и при этом осуществляет продажи по экономически необоснованным монопольным ценам.

НПР считает, что деятельность компании «Майкрософт» в РФ должна быть подвергнута антимонопольному регулированию и введена в легальные рамки. Правительство РФ в лице антимонопольных органов должно предписать компании «Майкрософт» продажу ПО по реалистическим ценам (то есть по ценам, фактически установившимся на нелегальном рынке ПО). Правительство РФ должно обусловить дальнейшую поддержку прав компании «Майкрософт» в РФ исполнением указанных предписаний. В случае отказа, Правительство РФ должно отказаться от поддержки прав компании «Майкрософт» и легализовать свободное обращение ПО этого брэнда.

В результате указанных мер произойдёт легализация рынка ПО данного брэнда в России, что благотворно скажется на всём рынке ПО и откроет путь к его легализации. При снижении цен в 10 раз объём легальных продаж компании «Майкрософт» в результате такой реформы вырастет в конечном счёте в 20-30 раз, так что приобретаемые ей выгоды будут не меньше, чем в рамках существующей коррупционно-монопольной схемы организации рынка.

Классовый мир и сотрудничество

В сложившихся на данном этапе экономических услвоиях существующие государства, являются сугубо государствами паразитических классов, то есть действуют исключительно в их интересах, и только эти классы заинтересованы в их существовании и представляют их социальную опору. Российская Федерация не является исключением из правила, имея своей базой паразитические классы (бюджетников, бюрократию, иждивенцев, компрадорскую буржуазию, владельцев и работников дотируемых производств). Класс постиндустриальных производителей во всём мире не заинтересмован в существовании государств старого типа.

НПР констатирует разворачивающийся во всём мире (кроме отсталых стран, находящихся на более ранних этапах модернизации) процесс кризиса и краха территориально-социальных государств, который в полной мере затрагивает Российскую Федерацию. НПР констатирует, что этот процесс не противоречит классовым интересам постиндустриальных производителей.

С другой стороны, НПР исходит из того, что кроме классовых интересов существуют также и интересы национальные. Будучи не только классовой но и русской национальной партией, НПР признаёт необходимость обеспечения выживания российского государства в период постиндустраильной революции как необходимого инструмента выживания нации. Из этой позиции НПР считает необходимым поддержание классового мира и сотрудничества с паразитическими классами в целях выживания нации и поддержания общественной стабильности.

С третьей стороны, НПР признаёт, что задача выживания государства и поддержания обещственной стабильности в период первого этапа постиндустриальной революции неразрешима только усилиями паразитических классов без подключения к этим задачам ресурсов класса постиндустриальных производителей. Это возможно только на базе патриотической мотивации, кторая может быть задействована только в услвоиях снижения уровня демотивирующих факторов классовой вражды.

Таким образом, НПР видит свою задачу в организации классового сотрудничества, в проведении реформ, которые устранят неантагонистические противоречия между классом постиндустриальных производителей и государством паразитических классов. НПР констатирует, что в сложившемся в РФ государственном механизме удовлетворение интересов паразитических классов идёт, в основном, за счёт эксплуатации природных ресурсов России, природной ренты. Такое положение открывает возможность мирного сосуществования класса постиндустриальных производителей с государством через обеспечение режима наименьшего давления на предстаивтелей этого класса государственного механизма.

В случае реализации указанных мер в России не останется реальных классов, заинтересованных в ликвидации государства, а для класса постиндустриальных производителей откроется возможность приложить свои силы к укреплению государства и передаче ему технологических средств и возможностей, необходимых для выживания в условиях смены господствующего технологического уклада.

НПР констатирует заинтересованность существующего государства в бесконтрольности расходования им финансовых средств. НПР признаёт такую ситуацию приемлемой до тех пор, пока Государство не претендует для решения своих задач на финансовые средства класса постиндустриальных производителей, как это фактически сложилось в последнее десятилетие.

С другой стороны, НПР констатирует, что класс постиндустриальных производителей заинтересован в легализации фактически сложившихся производственных отношений. Это означает необходимость формирования законодательства, которое бы оформляло сложившиеся в постиндустриальном секторе экономики формы сделок и взаиморасчётов, а также исключало их налогообложение (которое невозможно по факту в силу свободы выбора юрисдикции для сделок).

НПР предлагает в связи с этим Правительству РФ сформироватьн а своей суверенной территории наиболее дружественную постиндустриальному бизнесу юрисдикцию, которая бы дейтсвовала параллельно с имеющейся в отношении индустриальной экономики. Создание такой юрисдикции привлёчёт к РФ постиндустриальных производителей и создаст заинтересованность в ней не только у национального сектора класса, но и в рамках всего интернационального класса.

На базе такой зантересованности РФ получит реальный доступ к ресурсам для модернизации экономики, вооружённых сил и государства, которые являются необходимым условием выживания РФ.

НПР констатирует, что переход к классовому сотрудничеству требует взаимопонимания сторон. Реальное понимание ситуации существует со стороны НПР. НПР надеется, что и в рамках государства Российская Федерация складывается понимание реальной ситуации и несовместимости опоры только на паразитические классы с выживанием страны до конца текущего десятилетия.

Перспективы сотрудничества

В случае формирования условий для сотрудничества класса постиндустриальных производителей с Государством Российская Федерация возможны следующие направления сотрудничества:

  • 1. Формирование глобальной системы автоматизации управленческих процессов, планирования, оптимизации и контроля для Российской Федерации. Внедрение такой системы создаст условия для восстановления управляемости в стране и укрепит позиции государства до уровня, необходимого для его выживания.
  • 2. Разработка новой военной доктрины и структуры вооружённых сил на базе технологий информационной интеграции и автоматизированного управления боем.
  • 3. Модернизация системы государственной безопасности Российской Федерации на базе нового технологического уклада.